Не надо инсценировать раздумья (с.)

Краткая предыстория: наконец-то состоялась встреча между Императором Нариона Ирукой ди Меццо и князем Роси Хэкилом Эррэсея Гил. Что принесет она - мир или войну?

Хэкил: *Форт. Хэкил наблюдал, как Лиса гоняет хлопцев у кареты и только вздыхал. Она была не нужна все это время, на ней только лиса и каталась. Тлар молчей сапой подогнал, дабы её возлюбленная дама не мучалась в седле. Как-то так. Заняла пол конюшни, но что поделаешь. К приезду Лиски ее обновили, подкрасили, кое-где полностью переделали. Сейчас Лиса вводила свои коррективы. Сам-же Хэкил стоял рядом с конем и задумчиво наблюдали за всей сценой. Кроме Хэкила сопровождение было из десяти человек. Меньше вроде бы нельзя было. Ксоллари Хэкил звал. Но понятия не имел присоеденится-ли она. Ну а конунг, покуда ждал сестру и не поддавался на жалобные урчания из сараюшки кошко-ловушки.

Ирука: Еще один вечер, все тот же кабинет, духота которого начинала раздражать. Большая черная кошка, дремлющая у стены, кипы бумаг и сам Ди Меццо, меланхолично наводящий на столе порядок. Ну как, порядок. Теперь на нем образовался просвет, которого не было когда-то видно, а бумаги сложились в несколько, относительно ровных стопок. Еще чуть-чуть и он научится обходиться без помощи секретаря. Так сложилось, что хоть Ирука этого не озвучивал никогда, но доверять кому-то, кроме своих близких, он не умеет. И считает, что это правильно. На небольшом столике, между двух кресел сегодня появились несколько бокалов, вино и кувшин с водой. Стаканы и ваза со сладостями прилагается. Окно открыто настежь, но сквозняка тут, кажется, не предвидится.

Лиса: В совершенно превосходном расположении духа! Лиска парила, а не ходила, по сей бренной земле. Карета шикарная, роские мужи великолепны, платье - идеал! Темно-зеленое с золотой нитью расшитое. Рукава по роски длинные, но пола не касаются. Прическа - есть. Дорогой камушек на золотой нити болтается. Кажется, что каждая веснушка на лице у дивы светится отдельной звездочкой. - Я почти готова, еще чуть-чуть! - Мурлыкнула Лисандра, уносясь огненным вихрем снова обратно в форт. Помните, она приезжала с сундуком? Вот почти такой же сейчас выносили из ее комнаты. И она лично несла в руках шкатулку. Черное дерево с обитыми металлом уголками. Вот теперь точно все. - Княже, бодрее. Такой прекрасный вечер! - После чего велено было сундук уложить в карету и улыбнувшись напоследок Хэкилу, Лисандра скрылась внутри. Ну, право, не трястись же ей в седле. Малую шкатулку Лисица уложила себе на колени. В целом готовая.

Найджэм: Если кто-то и переживал, то только не Дайн. Еще утром он выдал все необходимые распоряжения своим доверенным лицам и нужную сумму на отплытие и прибытие уже непосредственно на другой остров, тонко намекнув, что медлить уже нет смысла. И уже к вечеру, Найджа можно было наблюдать в кабинете Ируки, беззаботно сидящим в кресле. На подлокотнике удобной мебели стоит бокал с прозрачной жидкостью - вода, и никакого намека на алкоголь. - Где твоя тетка? Хоть разбавит нашу компанию.

Катрина - И вам добрый вечер, - отозвалась от дверей Катрина, вплывая в кабинет. Она только-только вернулась из лечебницы, поэтому вид был у женщины уставший, под глазами залегли тени. Правда, ради дорогих гостей успела сменить скромное платье на что-то более соответствующее своему статусу, даже тонкую золотую цепочку на шею одела. – Я смотрю, уже все в сборе? Или мы ждем еще твоего шурина, племянник? – Катрина, подойдя к Ируке, легко поцеловала того в макушку и оглядела кабинет, все ли готово к встрече гостей. – Надо бы еще кресло принести или два. Конунг, поди, не один придет, - и направилась  было к дверям, дать соответствующие распоряжения.

Гвиндолин: Он вернулся в особняк всего час назад, и не успел переступить порог, как Крейн уже приготовил новое платье, велел наполнить бадью теплой водой, и подать карету в срок. Он был толковым управленцем, даже не смотря на его тягу к наращиванию своего личного влияния. Может потому королева и решила сбагрить его на Нарион? Подальше от города водопадов.
    В любом случае, после всех процедур Гвин облачился в кристально-белую мантию с высоким воротником и парой золотых цепочек на рукавах. На шею принц повесил все ту же подвеску с крупным сапфиром, и подумав, всё же застегнул на хрупкой талии пояс с гравировкой в виде феникса. До замка было всего несколько минут езды, но карета, по случаю, была запряжена четверкой лошадей, в гривы которых были тщательно вплетены длинные перья.
   Первым в кабинете появился здоровый северянин Дэг, привычно оглядев душное помещение. Он затащил внутрь кресло, чуть не снеся весь дверной косяк. Скорее всего это кресло было было бесцеремонно у кого-то отобрано, но что поделаешь, если в кабинете такой напряг с мебелью? Принц зашел вслед за ним, поприветствовав присутствующих легким кивком. – Добрый вечер Ирука, Найджем, Катрина. – Произнес мягкий голос, и Гвин аккуратно присел на кресло у окна, смиренно складывая узкие ладони на колени. Как всегда, вместе с ним появился ненавязчивый аромат сладких духов.

Хэкил: - Десяток! По коням! - крикнул Хэк. Князь одет был...Как князь. Подумав он одевать доспехи не стал. Но обручь, меч, плащ, все это присутствует, расшитая золотой нитью рубаха "княжьего" цвета. Там ещё пологался символ Князя - князей. Хэк долго пытался отмазатся, но Бормир был не умолим. Поэтому он-сиречь символ - на груди болтается. Солнце с ликом с золотыми лучами. Бьорн кивнул конунгу. Пластуны и остальная сотня вели некую активную деятельность в форте. Хэк то же кивнул в ответ и тронул коня. Там же, в карете, вроде разные дары Ируке. Хэк в них не копался, не знает что там. Ехал оборотень конным, рядом с каретой, дорогу впереди шерстили следопыты.
    По ярмарке конунг передал все дела в гарнизон - пусть сами налаживают куда кому встать и что где продавать. И какие должны быть цены. Так и ехали сначало по пригороду, потом через город. Хэкил обдумывал речь раз двадцать, потом просто плюнул на это дело и решил говорить по сути. Но был мрачен, как туча в отличии от Лиски и держался вне поля ее зрения, что бы не портить настроение. Как он не любил двуногих. Вернее политиков. И политику. Станет ли он таким же, интересно?

Ирука: Еще несколько кресел внесут и расположат вокруг стола довольно быстро. Пантера оживится на быстрое увеличение двуногих, поднимется, когда начнется расстановка, гулко рыкнет, выражая свое недовольство и уйдет в дальний угол дальше изображать из себя мебель. Ирука поприветствует тетушку и усмехнется на слова Найджема. Мол, как в воду глядел. – Братец моей благоверной должен подойти. – Тут обстановку дополнили. Один из телохранителей принца втащил еще одно кресло, заставив Ируку подняться, в опаске за свой кабинет. Но ничего. Косяк выжил, а Гвиндолин удосужился приветственного кивка. – Вот и он. – Приглашающий жест, хоть и с опозданием в суете. В целом все было готово. Ирука отдаст последнее распоряжение одному из тех, что заносил кресла. Оставалось дождаться гостей.

Лиса: Ну вот и чудно. Семья Эрэссея двигалась споро, ибо это тебе не стражий полк обвешанный доспехами. Из форта добрались до города, прокатились от центрального до богатого кварталов, а затем уже и верхний город. До дворца скорее всего добрались уже молчаливые и в сопровождении той же стражи. Тут были элитки, любимые и холеные. В целом не стоит расписывать как и где кто стоят, опишем основное. Маленькая драгоценная шкатулка так и осталась в руках у Лисандры, покуда она выходила уз карету уже подле дворца. Двое росцов же следом вытащили сундук, который сам по себе уже был произведением искусства и, собственно, огненные слушатели - Эрэссея - направились на встречу. Кто их там вел, уже вопрос не стоит так важно. - Умеешь на жалейке играть, княже? - Мимоходом поинтересовалась Лиска.

Ирука: Вроде бы все готово, вроде бы вбежал небольшого роста мужчина и сообщил о том, что гости прибыли. Их же непременно встретят, и куда надобно проводят. Ирука тем временем займет свое место пока за столом и отложив еще несколько бумаг оглядит присутствующих. – У меня есть подозрения, что целесообразнее было собраться в трапезной. И места больше, и не так душно. И поужинали бы все. – Хорошая мысля, приходит опосля. Поздно что-то менять.

Найджэм: Стоило Катрине вплыть в кабинет, как Найдж, подхватив бокал с водой, резво поднялся на ноги. Он был одет, как обычно: кожаная безрукавка, под ней льняная рубашка с рукавами до локтя, штаны и сапоги. И неизменно оружие, которое Дайн привык таскать с собой везде. Даже на мирные встречи. Никогда не знаешь, кому в мозг что стрельнет. - Катрина, присаживайтесь. - Галантно повел рукой на место, которое он освободил несколькими секундами ранее, Дайн ухмыльнулся и глянул сперва на женщину и только потом на Ируку. А когда же их компанию разбавил и принц, Найдж склонил голову в сдержанном поклоне. - Принц Гвиндолин, рад вас видеть. - Затем, все еще держа в руках бокал, Найдж прошел ближе к столу, став по правую сторону. Бокал отправился на поверхность мебели, предназначенной для кипы бумаг. - Хорошая мысль. Но можно сделать по-другому. Мы с ними обсудим сейчас все, что нас интересует, а потом можем перейти в столовую, к ужину. Отдай приказ, чтобы приготовили все, пока мы здесь мариноваться будем. - После этих слов, Найдж завел руки за спину и по привычке сжал пальцами рукоять кукри.

Катрина Катрина кивнула Найджу и заняла освободившееся кресло. Сегодня тетушка была без привычного глазу вязания, ибо ситуация этому не способствовала. Тем временем в кабинете прибавилось мебели, а затем и принц почтил своим присутствием скромное собрание: - Гвиндолин, - мягко улыбнулась принцу женщина, про себя отметив, что духи Его Высочества – это прекрасное оружие массового поражения, так что открытые окна были жизненной необходимостью. – Прекрасная мысль, Найдж, - теперь улыбка адресовалась побратиму Ируки, - гостей без хлеба-соли отпускать не по людски будет. Разговоры потом пойдут, мол, были у ди Меццо, и даже черствой корки нам не предложили.

Гвиндолин: Дэг дождался слабого кивка, и покинул кабинет, что бы занять выжидательную позицию у входа. Безмолвные были верными телохранителями, и большая часть стандартных процедур была отработана до автоматизма. Целитель же, мило улыбнувшись Ируке и остальным присутствующим, перевел взгляд на вид за окном, коротая время до прибытия гостей. В резной колбе на поясе плескался Аквар, ему явно больше нравилось в бронзовой чаше поместья, а ещё больше, в водопадах столицы Золотого Феникса. На этом собрании, принц должен был заменить сестру, но разумеется мало на что мог повлиять. Как и на то, что даже у окна было довольно душно. Поэтому, слова о трапезной встретил короткий вздох, слушатель духа воды явно не прочь был сменить жаркий кабинет, на что-то посвежей.

Хэкил: При подъезде к Верхнему городу десяток слегка перестроился, до этого ехав кругом , щитами наружу. Каждый смотрел в крыши и переулки. У Верхнего города нарисовалось сначала трое высоких молодых парней , стройных и очень жилистых, с длинными роскими луками в чехлах, спокойно предупредили и дождались конвоя, влившись в него "по периферии" вне строя. Вьехав на улице Верхнего маленькая рать перестроилась клином, уже больше для создаваемого эффекта и пафоса. В Верхнем это наиболее уместно. Вьехав во двор конунг вышел первым, за ним уже по правую руку - Лиска, за спиной по левую - порядочник-воевода, за ним уже сопровождение, дары и так далее. * Уметь-то умею. *задумчиво и слегка ворчливо ответил Хэк* Только не стану. *не счел он это уместным. Совсем. Друзьям - можно поиграть. Но Ирука пока считал его отнюдь не другом а вовсе даже наоборот. Волк вздохнул, мрачная мина с лица конунга исчезла - лицо просто стало твёрдым и внимательным. Как волкам и положено. Вскоре их должны ввести в зал...Комнату. Хэкил кажется на пару секунд замешкался и жестом остановил идущих сзади.
    Эффектного дарения сундуков не получится- ноги отдавят всем. Если Хэк и удивился что принять его решили в кабинете- не сказал ничего. Огненный будет очень сдержан. Густой голос Боромира обьявил что де "Хэкил Эррэсея Гил, князь Роси". После чего названный и вошел* - Мир вашему дому. *Хэкил приложит раскрытую ладонь к груди и поклонится, при этом не опуская очи долу, а встречаясь взглядом, видимо такой манерой здороваясь - с каждым. Ну как поклонится - скорее низко кивнет. Вежливо. Как гость. Было-ли кресло, вот о чем вопрос. И одно или два? Вроде должно было хватить и ему и Лисандре. Но садится до приглашения не станет. Следом аккуратно внесли сундук давечные жилистые парни.
    Внимательно поглядели на бодигардов и удалились только после кивка князя. Далее когда пригласили-сел. Воевода остался у двери, снаружи.* Лисандра - Моя сестра. В дальнейшем она будет вести переговоры от моего лица. С этой минуты - будет послом.

Лиса: И не нужно было. Лисандра поинтересовалась для себя. Пускай это станет маленькой тайной. Далее пошли реверансы. Шкатулку пришлось отдать в руки Боромиру - это большой седой дядька Порядочник. И темно-зеленое платье разъехалось мягко в стороны, когда Лиска приседала в реверансе. Почти синхронно с князем, только чуть позже. Специально отставая. Впрочем, не важно сие это. Переняла шкатулку обратно и на лице воссияла улыбка. Наверное Лиса была единственной, кто искренне верил в самый наилучший исход данного мероприятия. Посему и оружия у нее с собой не было. Вот даже кинжалика. Зачем? Но раз ее представили, то после легкого и учтивого реверанса, мягким голосом отзовется. - Приветствую славного правителя Империи. - После был взгляд на Катарину и очередной мягкий поклон.

Ирука: - Уже распорядился. – Кивнул полуликий. Как раз у них будет время все обговорить, а после выдохнуть в просторном помещении за явствами. Как уже было сказано, Ирука не привык доверять кому-либо, кроме своих близких. А даже в трапезной одних служек хватает, у которых тоже уши есть. Что, как услышат, так в народ и пустят. Там еще трижды слух перевернут и кто знает, чем оно обернется. А так – не слишком просторно, но зато не одного лишнего уха. О приходе гостей снова доложатся. Ирука встретит, поднявшись с места и соблюдая все правила. А пантера в этот момент окончательно проснулась. Снова гости, так еще и сундуки несут! Занимают ее драгоценное пространство! Хисант поднялась, что бы перебить всех своим новым гулким рыком и… выйти. Кошка слишком стара для таких больших собраний двуногих и постоянных перемещений с места на место.
– Рад Вам, Княже. И вам, Лисандра. – Приглашающий жест к креслам. – Моя тетушка. Катрина Ди Меццо. Мой шурин – Гвиндолин Лондо, не наследный принц Золотого Феникса и родной брат моей благоверной. И капитан Бастиона Удачи, он же мое первое доверенное лицо – Найджем Дайн. – Полуликий представил каждого. - Благодарю за дары. Надеюсь, после разговора, вы почтите нас своим присутствием за трапезой, где вас тоже будет ждать подарок. Однако. – Ирука откроет небольшой шкафчик под столом и извлечёт из него небольшую коробку, сделанную из прозрачного стекла. Под стеклом… свечка. Просто свеча, на металлическом подносе, расчерченная линиями с числами, а на уровне каждой линии в свечу воткнута небольшая игла с грузиком. Всем известно, что полуликий некогда был собирателем редкостей.
– Это мой личный подарок. С ним можно отмерять время и не опасаться, что оно убежит, а вы не заметите. – Своеобразный будильник Ирука преподнесет князю лично. Просто и без лишнего пафоса. – И я действительно рад Вам, Княже. И вас мне любопытно выслушать, да так сложилось, что и самому есть что сказать. Но аудиенция вами запрошена, потому слушаю.

Найджэм: В момент появления гостей, Найджу пришлось расцепить пальцы и оставить рукоять оружия в покое, а рука, показавшись на обозрение гостям, легла на грудь. И знакомый для всех сдержанный поклон головы, молча приветствуя заморских гостей. Только потом Найдж уберет свои руки за спину, сцепив их и выпрямив спину, подобно местным стражам. Взгляд внимательно принялся скользить по женщине-послу и Князю. Когда же его представит Ирука, то капитан Бастиона Удачи, резко став молчаливым, вновь кивнет головой. И ни слова, решив отдаться во власть осмотра гостей.

Катрина Катрина, мягко улыбнувшись, приветственно кивнула и князю, и его сестре. Внимательный взгляд темных глаз оглядел и мужчину в его всеоружии и знаках отличия, и молодую женщину.  Кажется, Катрина уже где-то видела сестру конунга? Но где? Память услужливо подсказала место, и тетушка про себя усмехнулась. Ну что ж, посмотрим, что скажут дальше. Пока же церемония шла по привычному маршруту, обмен дарами, предложение присесть и прочее. Можно было слушать, наблюдать и не вмешиваться. Пока не вмешиваться. Племянник держался молодцом, и это радовало.

Гвиндолин: Наконец душное спокойствие кабинета было нарушено, и Гвин оторвал внимание от окна, поворачиваясь к прибывшим. Так что князя и его сестру встретил изучающий, и не лишенный интереса взгляд, который Гвин не считал нужным скрывать. По ту сторону кабинета ощутимо напрягся Дэг, глядя, как в комнату с принцем заходят довольно воинственного вида люди. Но не положил руку на рукоять короткого меча, и не испортил ситуацию. За годы службы он привык к разным…встречам.
    Принц поднялся со своего кресла, но лишь для того что бы изящно кивнуть гостям наместника, отвечая на свое представление. Пауза между осмотром князя с сестрой и кивком тоже была тщательно выверена, но это тоже отдельная тема для разговора. А пока, Гвиндолин Лондо опуститься в кресло, чуть прикрыв глаза необычно густыми ресницами. На воеводу князя, к слову, он не обратил никакого внимания.

Хэкил: Ирука оказался вежлив и приветлив. Это размыло внутренюю мрачность перевертыша и внутри себя он вздохнул свободнее. У Лиски то же был подарок в шкатулке. Хэкил не знал кто именно будет на церемонии- он не была особо спланированна, поэтому с подарками было не просто. Подарок Ируке он принял, оторвав свою задницу от кресла - с искреннем интересом и после некоторого изучения был отдан Боромиру. Хэкил поблагодарил- сдержанно, но искренне и более мягким тоном. Вынужденная холодность отпустила. Хэк вздохнул* Это так. Смею Вас заверить, что все мои действия были направлены на борьбу с Хаосом. Не одна фактория не была разрушена, не был присвоен или уничтожен не один склад, наоборот.
    Однако я понимаю, что ...В политике любое доброе действо в лучшем случае по-умолчанию считается фарисейством, и не буду вспоминать давешние события. Был так же удивлен не увидев за всё это время не единого представителя или приглашения, однако я наконец здесь. Наверняка у Вас есть вопросы. Некоторые из них я отвечу сразу - Форт. Форт в зависимости от ближайшего часа, будет передан Страже, или сожжен, что бы глаза не мазолил и не служил напоминанием. Пребывание Старшей Дружины- оканчивается. Ведь наша аудиенция наконец-то состоялась. *Хэкил вздохнул, смотрел он на всех по очереди, но краем взгляда фиксировал все происходящее вокруг. Не прост конунг был. И сидел не в развалочку.
    А так что бы если что- в кресле не нашпиговали железом. И взгляд- внимательный, но спокойный, не колючий* Я планировал только помочь Нариону. Как и до этого. Ресурсами, мастеровыми людьми. Почему? Я не люблю Хаос. Я не люблю разрушения и смерть. Я люблю мир. Я строю мир...*чувствовалось в тоне некое Но, которое Хэк не озвучил. Сами догадаются.* Для всех, кому он нужен. Я жил на Нарионе. Я люблю этот остров, как и княжна, которая на данный момент ранена на службе. Я мог и могу ему помочь. Я хочу протянуть вам руку дружбы, не прося ничего - взамен. *Нужен-ли вам друг в моём лице решать - вам.- подумал про себя Хэк. Он не чувствовал себя в своей тарелке. Пока ещё. В таком обществе. И про себя надеялся что все это понимают, и особо в слова вцепляться не станут.*

Лиса: За общим фоном не удостоили пантеру вниманием. Зря. Она же столько лет находилась подле Ируки и на самом деле ее хотелось пригладить и успокоить. Лиска без всяких вопросов ее пропустила, чуть шагнув в сторону как-то по танцевальному легко. Закрылись двери. Вообще было правдивым то, что и у Лисандры был подарок. Возможно простой. Слишком простой. Но чем можно одарить тех, у кого все есть? После княжеской речи, рыжая мягко сожмет его плечо. Он молодец и сестра им гордится, ибо знает как тяжело далось все это. Постепенно и мелкими шагами к общему миру. - И мы искренне надеемся, что с этого момента Рось и Нарион сможет построить новые отношения. Основанные уже на доверии.
    Лиска поднялась со своего кресла, дабы аккуратно поставить на середину стола свою шкатулку. Оную стоит открыть сейчас и если сие будет сделано, то есть откинута крышка, то в шкатулке обнаружатся две вещи. Первая - это мешочек с крупным золотистым зерном. Почти идеал. - Это зерно с Роси. Помимо дружбы Князь так же предлагает и торговые союзы. Вы можете лично убедится в том, какое качество ожидает жителей Нариона, если союз все же произойдет. - С легкой руки семьи ди Меццо. Лисандра мягко кивнула в очередной раз. Следующим предметом же в шкатулке нашелся роский музыкальный инструмент. Простенький, покрытый лаком и резьбой. Потому что "Что в инструмент вдохнешь, то в итоге и получишь" Будет ли это окрыленная фантазией песня решать уже играющему. Наверняка подобный найдется в огромном дворце.
    В другом же сундуке, который внесли ранее росцы, будет пушнина. Соболь и куница, песец и лиса, знаменитый мех и чем может по праву гордится остров Рось. Все самое лучшее. Но! Среди прочих там же обнаружится кольчужка. Две штуки. Легкая и едва ощутимая, с хитрым плетением. Которую можно спрятать даже под рубаку, не чувствовать вес, но стрелу та остановит. Для мужчины и для женщины. Чтобы сердце берегли. А рыжая Лиса вновь опустится на свое место.

Ирука: Ирука устроится в одном из кресел. И пока Князь говорить будет, то слушая его, неспешно разольет вино по бокалам. На всех. А уж кто воды захочет, то и стаканы есть, и графин. Помимо этого ваза с засахаренными фруктами и другими сладостями. Когда слово взяла сестра князя, то Ирука переключит свое внимание на нее. Шкатулку, откроет и как следствие подарки увидит. И мешочек внимательно в руках покрутит, краем глаза на тетушку взглянув. И после жалейку. Последней улыбнется. Так сложилось, что в его коллекции с Роси ничего не было, а этот инструмент мог стать началом. – Благодарен. Премного. – В сундуки, соответственно, пока никто не сунется. Не хорошо как-то кидаться на дары, да про разговор забыть. Шкатулку Ирука аккуратно закроет и оставит на столике.
    Дары дарами, а дело делами. Можно ведь было сейчас просто… согласиться. Просто принять все к сведенью и согласиться. Ведь то, что говорил Князь, звучало более чем положительно. И, наверное, все окружающие, именно этого от наместника и ждали. И он поднялся, отходя чуть в сторону. – То, что вы, княже, говорите. И что ваш посол прекрасный молвит. Все… дело правое. И, вижу, что поняли вы во многом наши тревоги. Но может ли статься союз, когда недомолвки между правителями останутся? И моя недосказанность, и у вас вопросы остались. Бумаги, подписи, печати. Цена таким вещам одно движение руками, чтобы порвать, если за спиной войско достойное. А доверие дело сложное. - И дело не в том, что мало вы сделали для острова. Много. Но когда дела с друзьями делаются, то сообща. Когда же не знаешь мотивов, то думать приходится, корысть искать. И вопросов много возникает.

Найджэм: Дайн, конечно, не так лавировал в политике, как тот же самый Ирука и официоз слов нещадно резал его слух, но тем не менее, Найдж держался достойно. Он здесь скорее, как доверенное лицо и готовый вступиться за своих близких. Когда же внесли дары и их принялись осматривать, капитан тоже не отказал себе в удовольствии посмотреть на заморские диковинки. И уже после, неторопливо передислоцировавшись к креслу, в котором сидела Катрина, что-то ей скажет, склонившись к самому уху, при этом подав свою руку для того, чтобы прекрасная женщина поднялась, дабы отдать необходимый приказ. Пусть Князь и правитель Империи ведут разговор, а тем временем нужно ответить гостям.

Катрина Взгляд темных глаз на миг встретился с зелеными, и Найдж без слов мог понять то, что хотелось бы сейчас сказать Катрине. Однако следовало держать лицо и Катрина, приняв руку мужчины, легко поднялась со своего места. Проговорила соответствующие случаю слова благодарности, особенно подчеркнув, что гостям на острове всегда рады, а дружеские союзы могу принести немало пользы, особенно если будут равными.
На подарки взглянула с одобрением, про себя подумав, что пшеница в разном климате растет по разному, и приживется ли – покажет лишь время. Да и песец с лисой удивил – эти хищники не живут в одном ареале, однако чудеса бывают в Поднебесной и большие. По знаку женщины внесли ответные дары, и теперь уже росичам были подарены хрустальные чаши, полные икры красной и черной; браслеты да бусы из янтаря, сделанные умелыми руками мастеров нарионских; ткань льняная, тончайшая, равной которой нет в Поднебесье, окрашенная по секретным рецептам в цвета разные да узоры хитрые; и шкатулки малые, но самые ценные – полные снадобий целебных. Лисе же отдельно была подарена подвеска-капелька янтарная, на тонкой золотой цепочке, а в янтаре в том вечном полете застыла прекрасная бабочка.

Гвиндолин: Гвин пришлись по душе слова князя, но точеные черты лица этого не выразили. Он прекрасно помнил слова настоятельницы «Добро должно отмеряться куда осторожней зла», так что росичь ставил себя в очень уязвимую позицию. Полную подводных камней, часть из которых он сам и вырастил недосказанностью. Дары обеих сторон удостоились беглого взгляда, в остальном, принц обратился в слух. Обычно бледные щёки чуть порозовели от духоты, и парень поднял графин осторожно наливая себе уже далеко не прохладной воды. Так что намек на улыбку после слов Ируки скроет стакан, обхваченный тонкими пальцами. Именно такой острый ум принц и ожидал увидеть, чем не повод для радости? Обычно на подобных встречах его ожидания редко оправдывались. Ненавязчивое внимание серых глаз же досталось сестре князя. Принц Лондо не отказал себе в удовольствии детальней рассмотреть её прекрасный наряд, и длинные, рыжие волосы. Редкость на Нарионе.

Хэкил: *Хэкил помедлил. Политик из него пока не очень тонкий. Вообще росцы народ обычно не заумный и во многом наивный. Хэкил не был наивным- наивность у него в детсве Хаос отбил. Он был аккуратным - и умел думать. В своём, конечно, ключе. Его учили думать лучшие учителя - убийцы и шпионы. Лиса ловко погасила паузу, согласившись и предложив эту дружбу строить вместе. Тут отвис и Хэк от пяти-секундного тайм-аута, который он запил вином, аккуратно то пригубив. Держал он бокал - не как шестопер или дубину, а очень даже изиащно. Хотя вот руки у Хэкила явно были разбиты и посечены не раз. Этого уже не спрячешь. Потом, может быть, и обзаведется перчатками. Пока не сообразил.* Я согласен с сестрой.
- Я приплыл в Нарион раньше остальных. Почему? Это просто. Оракул. Я действительно собрал поход под эгидой некоего артефакта, памятника культуры...Сомнительно было бы собирать рать "эльфийский оракул мне шепнул о погоде". Артефакт по прежнему у Храма. Все про него забыли, едва увидели ЧТО творилось. И я действительно увлекся боем, а не бумагами. Мощь Хаоса меня ослепила, как храмового волкодава. Ужасы, которые встречали ратники на кораблях с острова достойны отдельной беседы. Скажу только что старались оборонять торговцев, но время проверки занимали огромное. Я очень надеюсь исправить эти недоразумения. Из мелких вещей, легких взмахов рук - строится большое. *конунг вежливо склонил голову на прощание и решил больше ничего не добавлять. Свои ошибки он признавал легко. Если таковыми считал, конечно.

Ирука: Ирука кивнул. Просто. Давая понять, что услышал. Понял. Принял. В то время, как вносили дары, взглядом убедился, что тетушка с Найджемом все сделали, как надо. Все-таки свои люди, они всегда свои. Вот оно доверие. – Я понял вас. Я признаю, что были у меня сомнения и сомнения большие, что корысти в действиях ваших нету. Потому как и в первый раз пришли без посла, что смуту в народе и торговцах вызвало, что после остались в лесах. И когда под роские стены стража стекаться начала. И только от супруги вашей впервые услышал, что суда роские в море лишь Хаос высматривали. Княжна была не так давно у меня, я думаю вы слышали об этом. Но после катаклизма город был очень уязвим. Дать слабину, или сделать резкий выпад было не безопасно. Понимаете, какого было наблюдать присутствие чужеземного строения и их патрули в городе? Но теперь я думаю мы поняли друг друга. Что прекрасно. Наши торговые пути всегда для вас открыты. Как и открыты двери в замок лично для вас, вашей супруги и сестры.

Найджэм: Дайн остался стоять неподвижно, когда вносили дары гостям. Он продолжал внимательно следить за Князем и его сестрой, выступившей в роли посла. Речь он тоже слушал, но не так внимательно, как следовало бы, оставаясь верным своим глазам, чтобы заметить малейшую опасность, что могла бы угрожать Ируке, Катрине или принцу Гвину.

Катрина Катрина кивнула, подтверждая слова своего племянника. Женщина снова сидела в кресле, и внимательно наблюдала за ходом переговоров. Все шло гладко, и можно было надеяться, что так будет и дальше. Когда же Ирука умолк, прибавила: - Несомненно, будем рады. Прекрасно, что наши воины смогут тренироваться теперь на свежем воздухе в форте, это особенно полезно, да и за порядком следить будет проще, - улыбнулась  Катрина князю, а после посмотрела на красавицу-Лисандру, - И мы так же надеемся, что Ваша сестра порадует нас своими талантами.

Гвиндолин: В целом, принц не преследовал ничего кроме мира, вот только его мир в корне отличался от понятий добра присутствующих здесь. Только на острове Золотого Феникса, вне опасностей и жестокостей королевств, которые вынуждали черстветь с самого рождения, мог воспитываться такой человек как Гвиндолин. Полупустой стакан был отставлен в сторону, и парень откинулся в кресле, продолжая следить за затухающим темпом реверансов.

Хэкил: *Гил слегка сморщил уголок рта* Да, я понимаю. Хотя мы остались - по этой же причине. Стража понесла тяжелейшие потери и лишилась главнокомандующего на тот момент. Старались уменьшить угрозу, помогать патрулям в Бездне. *Хэкил помолчал, раздкмывая над очень для него любопытным вопросом "Почему? Почему он не прислал парламентеров?!" Но решил все-таки не спрашивать. Ну не прислал. Он то же не прислал, давольно высокомерно решив с позиции сильного, хотя если бы подумал здраво- такая позиция почти всегда не выгодна. А Найджел, пожалуй мог заметить ещё одну не характерную деталь на поясе росца, севшего в кресло так, что локти покоились на подлокотниках. Не характерный нож. Старый, потертый, рукоять в царапинах и не оттирающихся бурых разводах. Твёрдый ударный тыльник. Явно этот нож повидал больше чем иные мечи. Впрочем нож это настолько естественный атрибут любого мужского костюма, что в глаза не бросается обычно.
    Хэкил так о нем и не помнит. Только убрал под плащ, что бы не светить не характерной вещицей. Однако глазастость Дайна должна как то вознаградится. Боромир так стоял себе спокойно у дверей. Этому белобородому богатырю ножики не нужны были. Да он даже и оружие оставил за дверью.* Форт сконструирован с таким учетом, что проникнуть в него диверсанту, даже экстра-класса - практически невозможно. *без похвалы в голосе, но не без удовольствия сам для себя кивнул Хэк, соглашаясь таким образом, что форт будет стоять под знаменами Нариона. Лисандра улыбнулась, как это умеют только хитрые красавицы и опустила глазки. Хэкил улыбнулся, кажется первый раз за все время беседы* Уверен, она вас приятно удивит не раз, как удивляла меня. *На этом, наверное деловая часть беседы была исчерпана- пока что. Росцы слово сдержат и подготовятся к отплытию очень споро.
    Но на ужин Гил с Сестрой останется. Было бы ошибкой уходить после удачных переговоров. Конунг будет за трапезой даже шутить - но очень аккуратно, продумывая что ляпнет. Станет понятно почему он так просто находил общий язык с простыми войнами - умел слушать и поддержать любую беседу. А что не мог он- могла его Сестра, обожающая ту часть светской жизни, которой Гил чурался. Моды, в частности, балов и подобных вещей. Им он предпочитал изделия из мяса на столе.

Теги: Ирука ди Меццо, Катрина ди Меццо, Найджэм Дайн, Хэкил Эррэсея Гил, Лисандра Эррасэя Гил,Гвиндолин Лондо